Главная  – Репортаж  –   Люди

Судьба и дороги Анны Ветровой, которой исполнилось 95 лет

15.09.2021
Судьба и дороги Анны Ветровой, которой исполнилось 95 лет
Идти по жизни с открытым сердцем ей помогает неутомимая натура и огромное трудолюбие. Анне Ивановне 9 сентября исполняется 95, а накануне – мы у нее в гостях.

Эту привлекательную интеллигентную женщину мы неоднократно встречали на районных торжествах, в почетных рядах ветеранов она бывала на самом главном для всех нас празднике – Дне Победы. Прежде, чем появиться в Крупках, она проехала тысячи нелегких километров по необъятным просторам бывшего Советского Союза. Многое повидала и пережила. На лацкане элегантного пиджака Анны Ивановны – медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Глядя на эту женщину, убеждаешься, что есть люди, над которыми время не властно. Хотя оно далеко не пестовало, не ограждало от невзгод и проб­лем – всего этого хватило с лихвой. Но чувствуется, что она благодарна судьбе за каждый свой день, принимала и принимает его с искренней радостью, что бы ни происходило. А о своих прожитых годах говорит с достоинством, как подобает истинной женщине.

– Столько всего передо мной прошло, что в это трудно и поверить! – восклицает она.

Родилась Анна в Воронежской области. В силу обстоятельств в трехлетнем возрасте попала в семью своей тети в город Сталинград, где и воспитывалась до начала войны.

– Трудное было время, и так получилось, что у меня стало две мамы и два папы – родные и приемные, – вспоминает Анна Ивановна. – Я их всех считала своими родителями, любила и благодарна за все. Мои приемные родители были бездетны, да и уже немолоды. Отец тяжело работал – был термистом возле огромной и страшной печи на Сталинградском машиностроительном заводе «Баррикады». Я понимала, что поднимать меня на ноги семье непросто, и решила, что буду делать это сама.

В итоге после 8 классов девочка поступила в механический техникум. Душа, конечно, не лежала – Аня мечтала стать юристом. Зато близко к дому и за компанию с подругой… И вот экзамены позади.

– Специально съездила убедиться, что я в списках, – вспоминает она. – Хорошая погода, иду такая, счастливая, и вдруг из огромных черных громко­говорителей на столбах тревожный голос: «Началась война». Все люди были в смятении и страхе, никто не понимал, что произошло, не знали, что делать, чего ожидать.

В учебном году Анна успела посетить всего несколько лекций, начались бомбежки. Их, подростков, отправили рыть окопы – до кровавых мозолей, но никто не жаловался.

Когда в Сталинграде стало особенно «жарко», Анну отправили на родину, в Воронежскую область – подальше от беды. Но беда шла по пятам.

– Как будто сейчас передо мной те авианалёты, – продолжает она. – Закрываю глаза и вижу в окошке нашего дома трассирующие пули, которые выпускали самолеты на бреющем полете. Это наводило ужас темными ночами. Мы все бросались прятаться. А куда же? За нашу русскую печь, прижимаясь друг к другу всей большой семьей.

В 16 лет Анна получила паспорт, вступила в комсомол и устроилась на работу в райуполнаркомзаг – районный уполномоченный Народного Комиссариата заготовок. Это такая организация, которая обеспечивала и контролировала выполнение обязательств каждым в отдельности колхозным двором, единоличным хозяйством и хозяйствами отдельных граждан, привлеченных к обязательным поставкам сельхозпродуктов. Такие заготовительные конторы работали во всех районах. Девушка была учетчиком, также в ее обязанностях был подворный обход, чтобы собирать налоговые недоимки по молоку, зерну, кожам и другой продукции.

– Зимой снег заметает, сыплется в валенки, собаки бросаются, лают, а ты идешь и стучишься к людям, – рассказывает она. – Всем тяжело, а налоги надо было сдавать, оставляя мизер на семью, детей. Но люди, не смотря ни на что, понимали, что так необходимо для фронта. Такой же тогда был и лозунг: «Все для фронта, все для победы!» Работали мы каждый день. В выходные ходили лопатить зерно в больших ангарах, там ни на минуту нельзя было отвлечься, ведь гречка, чуть не досмотришь, моментально становилась черной. Так что и рукавицы у солдат, и сапоги, и обмундирование, и каша – все итоги нашего труда.

Когда советские войска выбили немцев из Воронежа, город облегченно вздохнул. Но война продолжалась, а с ней и героический труд, которым люди приближали Победу. И уже после памятного мая 1945-го начали потихоньку восстанавливать мирную жизнь.

Анна переезжает в Винницкую область на Украину, к родственникам. Устраивается на работу в контору, которая занималась заготовкой сухо­фруктов. Ей было поручено вести документацию, осуществлять связь с перерабатывающим заводом в Подмосковье. Поэтому часто надо было бывать на почте. Там ее и заприметил молодой капитан – неподалеку дислоцировалась дивизия. И было это летом 1945-го. Знакомая девушка устроила им встречу.

– А я на него поначалу и внимания то не обратила, – с улыбкой рассказывает Анна Ивановна. – Нехотя, но на встречу пришла. Оказалось, что мы земляки, Иван тоже родом из Воронежской области. Завязался разговор. Буквально с первого вечера стал свататься, даже военный билет показал, где было написано «холост». Постоянно встречал в обеденный перерыв – штаб дивизии был недалеко.

Чтобы утвердить в серьез­ности намерений, молодой человек даже познакомил свою невесту с семьей комдива. Анна стеснялась, но отказаться от визита было нельзя. Приняли девушку радушно, обо всем подробно расспросили: кто, откуда, чем занимается. Понравилась им дочь стахановца. Медлить со свадьбой не стали, наметили на 9 сентября, как раз в день рождения Анны. Но до этого времени жених не успевал снять деньги с книжки, пришлось отложить на неделю. С организацией свадьбы помог и комдив, по-отечески поддержав молодую пару.

Сняли квартиру, на второй год, в 1946-м, полк, где служил Иван Павлович, перевели в Тернопольскую область. И начались бесконечные дороги.

– За 11 лет службы мужа мы переезжали 10 раз, – продолжает Анна Ивановна. – А всего в моей жизни было целых 16 переездов, так уж получилось. Семьей мы проехали всю Среднюю Азию, никто не спрашивал – куда назначили, туда и отправлялись. Жили, как сейчас говорят, на чемоданах. Постоянно были готовы сняться с места. В углу стоял ящик, сбитый солдатами, туда – тарелки-кастрюли, подушки-одеяла, и в очередную дорогу по самым жарким местам. Старший сын Валера родился в Узбекистане, а младшая Лилечка – в Туркмении. Довелось даже пожить на границе с Афганистаном, в самой южной точке Советского Союза – на Кушке. Там одно время я работала в военном госпитале.

Анна очень хотела учиться, получить высшее образование. Были для этого и способности, и стремление. Кстати, еще в школе на доске под стеклом висели ее тетрадки как образец грамотности, аккуратности и каллиграфии. Однако учиться с таким ритмом жизни и с маленькими детьми было на то время нереально.

Но Анна работала, и делала это всегда с огромным старанием и любовью. И сейчас с гордостью показывает целые две трудовые книжки, так как в одну в связи с бесконечными переездами и необходимостью менять работу записи просто не вмещались. Куда бы она ни устраивалась, буквально через некоторое время получала повышение – старательного работника замечали и ценили.

Вот так и постигала она свои жизненные университеты. Но жажда знаний не иссякала, а возможность представилась в Кишиневе, где семья обосновалась после демобилизации мужа.

– Так мне захотелось учиться, что я пошла в 10 класс вечерней школы, – рассказывает Анна Ивановна. – Представляете, Лиля в 5-м, Валера в 7-м, а я в 10-м! Затем поступила в торговый техникум, сфера близкая к той, где работала много лет. Активно участвовала в профсоюзной деятельности. Вступила в партию и окончила университет марксизма-ленинизма.

Удачно складывалась карьера умной и старательной труженицы. Из старшего экономиста она стала директором продовольственной базы, которая обслуживала все больницы, детские сады, летом все пионерские лагери, ведомственные профилактории – всего 260 объектов обеспечивала питанием и моющими средствами по всему Кишиневу. Вот такой красивый трудовой путь – от учетчика небольшой организации до руководителя крупного предприятия.

Видно, что вспоминает Анна Ивановна обо всем этом с большим удовольствием, с огоньком в глазах, так и кажется, что и сейчас пошла бы на работу. Такому энтузиазму можно только по-доброму позавидовать, да и по­учиться не помешало бы.

Думаю, что этот энтузиазм, умение не бояться трудностей и помогли ей на начальном этапе пути, когда надо было рыть окопы и работать на обеспечение фронта всем необходимым. И совершенно заслуженно ее наградили медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». Родина высоко оценила ее заслуги, как и других рабочих, инженеров, служащих промышленности и транспорта, специалистов сельского хозяйства и простых колхозников, работников науки, техники, искусства и литературы, советских, партийных, профсоюзных и других общественных организаций, обеспечивших своим доблестным и самоотверженным трудом победу Советского Союза над Германией в Великой Отечественной войне.

Вот так после бурных лет службы тихой и мирной жизнью жила семья в Молдавии. Пока там не случились волнения. С болью рассказывает Анна Ивановна о тех событиях:

– Едешь в троллейбусе, а его останавливает группа и разворачивает растяжку: «Русские свиньи. Чемодан – вокзал – Сибирь». Или женщина кричит в очереди: «Хуже собаки, собаку хозяин гонит, она уходит со двора, а эти почему не уезжают?» Пенсию дали  крошечную, совершенно не заслуженно, не взирая на хорошую зарплату, которая у меня была. Не хватало даже на коммунальные услуги. Конечно, жить в таких условиях было невозможно. Сначала Лиля с семьей уехала в Беларусь, а затем я не вытерпела, поехала жить в Волгоград, а оттуда уже переехала сюда.

О Беларуси, о Крупках у Анны Ивановны только хорошие отзывы. Ей нравится город, люди, она живо интересуется всеми событиями, читает районную газету, что, несомненно, очень приятно. Видно, что ей не все равно, что происходит вокруг.

Когда общаешься с Анной Ивановной, ощущаешь, что это счастливый человек. Да и сама она не скрывает этого:

– Мое главное богатство – это мои дети. И Лиля, и Валера – круглые отличники, закончили школу с золотыми медалями, и дипломы у них красные, и кандидатами наук стали. Они ко мне очень добрые, посмотрите, в каких прекрасных условиях я живу здесь, у дочери. И сын звонит из Москвы буквально через день, интересуется, переживает. Не это ли счастье?!

Вот такая богатая и насыщенная жизнь – достояние Анны Ивановны Ветровой. Поражаешься, сколько человек может пережить! Она не привыкла жаловаться, не пасовала перед трудностями, любила людей и работу, смотрела и смотрит на мир доброжелательным, открытым взглядом.

Конечно, в небольшой беседе, в небольшом очерке невозможно уместить девять с половиной десятилетий, а вот мемуары Анне Ивановне попробовать написать можно и нужно. Это же целая эпоха, целая история! 

Долгих лет жизни, крепкого здоровья и вдохновения этой замечательной женщине!


Марина Бородавко.

Смотреть все