Главная  – Репортаж  –   Люди

Белорусский врач с грузинским колоритом. О родной стране и выборе профессии

10.06.2021
Белорусский врач с грузинским колоритом. О родной стране и выборе профессии
Каково это — оставить родину, воспетую великими классиками, и переехать в небольшой белорусский городок? Об этом в интервью корреспонденту «Узвышша» рассказал молодой специалист, врач общей практики Дзержинской ЦРБ Рояль Гасанов.

— Рояль, почему вы решили переехать из Грузии, с ее потрясающими горными пейзажами и самобытной культурой, в Беларусь?


— Если честно, причину переезда сейчас назвать сложно. Это решение приняла моя семья. Еще в детстве мы вместе с бабушкой и дедушкой переехали из Тбилиси в Ивье, небольшой городок Гродненской области. Чуть позже к нам присоединились мои родители. В Грузии меня успели отдать в школу, но здесь, в Беларуси, я повторно пошел в первый класс.

— Вы уже достаточно долго живете в Беларуси. А на каком языке общаетесь с семьей?     

— На грузинском, конечно. Им я свободно владею на разговорном уровне. Русский выучил благодаря бабушке — учительнице русского языка и литературы.

— Придерживаетесь ли грузинских традиций, культурных ценностей?

— Есть некоторые особенности в нашей национальной культуре. К примеру, в грузинской семье традиционно мужчина главный. За ним остается последнее слово, обычно он принимает важные решения. Женщина должна его уважать, в определенной степени быть тактичной и покладистой. Я не могу сказать, что соблюдаю все без исключения традиции. Но в душе чувствую себя грузином, не белорусом.

— Думали когда-нибудь вернуться в Грузию?

— Не один раз. Время от времени я езжу туда отдыхать, путешествовать. Там очень гостеприимные люди, уникальная кухня. Когда был в Грузии последний раз, там стояла такая жара, что даже не хотелось выходить на улицу. Многие любят такой климат, поэтому страна популярна среди туристов. Думаю, Грузия действительно идеальное место для отдыха, и она всегда будет ассоциироваться у меня с домом. Но возвращаться туда окончательно я пока не планирую.

— Вы упомянули грузинскую кухню. Готовите национальные блюда в Беларуси или все же перешли на местные традиции?

— Предпочитаю исключительно грузинскую кухню. Для меня белорусские блюда слишком пресные. Наша национальная кухня, в свою очередь, известна ярким контрастом пряного и острого. Ни одно блюдо не обходится без разнообразных специй. Дома мы готовим хинкали, хачапури, долму, чахохбили, харчо… Но основной набор блюд стандартный. Уникальными их делают способы приготовления и подачи.

— Вы выбрали для себя очень ответственную и востребованную профессию. Что предопределило ваш выбор?

— Признаться честно, идея посвятить себя медицине пришла ко мне не сразу. Некоторое время я готовился стать программистом, айтишником, как сейчас говорят, чтобы хорошо зарабатывать. Но моя бабушка всегда мечтала, чтобы я стал врачом. Она мне и посоветовала пойти в медицину. Я подумал, присмотрелся к таким предметам, как химия и биология. Последняя мне была особенно интересна. И решил готовиться к поступлению в медуниверситет. Кстати, у меня в семье уже есть два медика, врачи-гинекологи. Они делились со мной своим жизненным опытом. В выборе профессии меня поддержали все близкие. К тому же мне нравится помогать людям. Я сочувствую пациенту, сопереживаю, никогда никому не отказываю в помощи.



— Сегодня врач общей практики должен быть высококвалифицированным  специалистом и обладать широкими знаниями в медицине. Где вы осваивали выбранную профессию?

— Я поступил в Гродненский медицинский университет на факультет «Лечебное дело». Там отучился шесть лет и выбрал специальность «ВОП» (врач общей практики. — Авт.). После проходил интернатуру в Дзержинской ЦРБ, туда  же решил и распределиться — успел привыкнуть, познакомился со всеми, оценил обстановку. Как молодому специалисту, мне готовы были предоставить общежитие, но этой возможностью я не воспользовался.

— Остались яркие воспоминания со студенческих лет?

— Конечно! Помню, проходил практику в Ивьевской районной больнице. В отделении травматологии  находился пациент после ампутации нижних конечностей. Мне поручили его перебинтовать. До этого я не сталкивался с подобными ситуациями, пришлось сразу применять теорию на практике.

На втором курсе мы вместе с группой пришли в морг, и наш преподаватель сказал нам с другом сходить на рыбалку. Оказывается, на профессиональном сленге «рыбалка» — это «вылавливание» трупов из раствора формалина, где они хранятся. Тело уже не тяжелое, к этому времени в нем остаются фактически сухие мышцы. На вскрытии я присутствовал, но страшно не было. Подход чисто профессиональный, на все смотришь как медик. Единственное, к чему трудно было привыкнуть, — постоянный едкий и резкий запах.

— Насколько я знаю, в медицинских университетах много внимания уделяется теоретической подготовке будущих специалистов. А как с предстоящими эмоциональными  нагрузками?

— Это мы осваиваем уже непосредственно во время прохождения практики и интернатуры. Пока я учился, всегда думал, что профессия врача — престижная и важная, необходимая каждому. И что люди это понимают и соответственно к ней относятся. На деле все обстоит несколько иначе. Но я не разочаровался в своем выборе, а просто убедился в том, что реальность немного другая.
Смотреть все