Главная  – Интервью

Новый председатель Минского международного кинофестиваля “Лістапад” Александр Ефремов о перезагрузке форума

22.11.2021
 "Народная газета"

С 20 по 26 ноября пройдет очередной Минский международный кинофестиваль «Лiстапад». Слоган ­­­27-го форума: «Кино — симфония единства». Напомним, по решению Министерства культуры организацией нынешнего форума занимается Национальная киностудия «Беларусьфильм», на базе которой сформирована исполнительная дирекция. Председателем кинофестиваля стал народный артист Беларуси, художественный руководитель Театра киноактера, известный режиссер Александр Ефремов, который поделился с нами своим видением развития форума.

Назревшая перезагрузка

— Александр Васильевич, как оцениваете фестиваль последних лет? Что-то хотелось вам уже тогда подправить или изменить?

— Честно говоря, таких мыслей у меня никогда не было, потому что я не собирался вмешиваться в работу фестиваля.

— Согласитесь, как-то очень резко из кинопраздника народного и демократичного он вдруг превратился в «элитарный» форум. Такие изменения не проходят бесследно.

— Абсолютно. Хотя не знаю, насколько программную политику фестивалей последних лет можно назвать элитарной… После распада Советского Союза в кино и литературе не было героя — мы видели в повествовании человека, раздавленного обстоятельствами, растерявшегося. Но сейчас время изменилось, мы снова возвращаемся к герою деятельному и активному, способному противостоять всем обстоятельствам и злодеям. Зрители хотят видеть на экране не чернуху, а истории успеха со счастливым финалом. Они словно говорят кинематографистам: вдохновите нас, чтобы хотелось жить. Они именно этого ожидают от кинематографа.

Этого ощущения вдохновения в нашем «элитарном» фестивале не было. Был набор иногда асболютно странных картин. Странных не в хорошем смысле этого слова, а с неясной художественной мыслью, неясными идеей и посылом. Фестивальные программы дублировали друг друга, тематически выглядели достаточно однообразными. Я не мог не сравнивать ситуацию с тем, что было раньше: трижды получал на фестивале призы — за картины «Дунечка», «Поводырь» и «Снайпер. Оружие возмездия». Тогда мне казалось, что и залы были заполнены гораздо большим количеством зрителей. К нам с удовольствием приезжали российские коллеги, с подавляющим большинством из них мы работали вместе. Приезжали также украинские, грузинские, киргизские, казахские кинематографисты…

На одном из фестивалей председателем жюри основного конкурса был Вадим Абдрашитов, с которым мы учились во ­ВГИКе, он на курс старше. На «Лiстападзе» гостили выдающиеся мастера, имевшие давние творческие связи с нашей страной.

Я помню, как сюда приезжал Владимир Меньшов представлять картину «Москва слезами не верит». Как он был огорчен, что в самой Москве ее не очень хорошо приняли. Мы старались приободрить его. В Минске показ прошел блестяще, мы искренне поздравляли его с хорошей работой. Уже потом его лента «Зависть богов» участвовала в конкурсе «Лiстапада».

На фестиваль с удовольствием приезжали Кира Муратова, Станислав Говорухин, Никита Михалков, Родион Нахапетов, Владимир Хотиненко, Павел Чухрай, Карен Шахназаров, с которыми мы тоже учились во ­ВГИКе. Трудно говорить за других, но, по-моему, им было здесь хорошо. Я помню, как на одном из фестивалей долгое время до последнего дня лидировала моя картина «Дунечка». А в последний день фестиваля приехал Олег Янковский и привез свою картину «Приходи на меня посмотреть», снятую совместно с Михаилом Аграновичем. И этот фильм получил «Золото «Лiстапада», а мне досталось «Серебро». Когда же на кинофорум приезжает только одна Фанни Ардан за большой гонорар — это не совсем правильно.

Никто не отрицает, что предыдущая дирекция делала большую работу. Не ее вина, что постсоветский кинематограф, кинематограф стран бывшего соцлагеря стал повторяться в темах, героях… Мы постоянно видели на экране каких-то маргиналов, запретных тем не было, нарушались уже все табу, меньшинство стало диктовать большинству, как ему жить и какое кино смотреть. Позволить ему уступить — значит сойти с христианского пути. Есть красивая фраза писателя Андре Жида, лауреата Нобелевской премии, автора потрясающего романа «Фальшивомонетчики»: «Когда искусство теряет свои цепи, оно становится прибежищем химер». А какие цепи могут быть у искусства, у художника? Это его внутренняя культура. Культурный человек никогда не бывает абсолютно свободен, а в кинематографе последних лет мы увидели огромное количество режиссеров без цепей, с удовольствием рухнувших в бездну человеческих пороков и наслаждавшихся этим.

Но не наслаждение пороком предмет и цель искусства. В России уже возник кинематограф, который пробуждает в зрителях любовь и уважение к своей стране и своему народу, появились прекрасные спортивные фильмы. В них заложены грандиозные гуманистические идеи: уважение к собственной нации и своему прошлому, гордость за собственную историю. Для меня культурный уровень Беларуси и России примерно одинаковый: и в кино, и в литературе мы сохраняем великие традиции реалистического искусства, традиции нашей культуры.

При этом никто не мешает художнику вслед за Федором Михайловичем Достоевским, чье 200-летие мы отмечаем в этом году, уходить вглубь человеческой природы, в психологические или экзистенциальные темы. Никто не отменяет и подлинного новаторства. Оно должно присутствовать. В борьбе традиции и новаторства выкристаллизовываются новые истины. Но сейчас нам важно сосредоточиться на главном: фестиваль делает шаги в нужном направлении. Его необходимо возвращать к зрителю, а не к элитарной псевдопублике, которая только и может, что многозначительно рассуждать о химерах.

«Нам надо перестать заниматься самобичеванием»

— Александр Васильевич, не будем забывать, что сегодня наша культурная среда во многом существует в ситуации бойкота со стороны европейских коллег. Вы готовы к нему?

— Конечно, то, что сейчас происходит с «Лiстападам», неизбежно политизируется. Мы попробовали пригласить одного очень известного кинематографиста, не хочу называть фамилий… Недавно он сделал трогательную симпатичную картину. Но его менеджер сказал нам, что участие в нашем фестивале не входит сегодня в их приоритеты. И речь идет не об одном-един­ственном примере, этом киношнике, есть целый клан противников белорусского понимания жизни, политики нашего Президента. Те люди, которые выкрикивали на улице лозунги, требовали крови и ходили с бчб-флагами, никуда не делись. Они есть сегодня не только у нас в стране, но и за ее пределами. И они продолжают вести свою разрушительную подрывную деятельность. Со стороны Европы мы видим сегодня бойкот Беларуси как суверенного и независимого государства. Почему в культуре ситуация должна быть иной? Но мы вправе рассчитывать на наших друзей, на российский, казахский, узбекский, киргизский кинематограф. Недавно в Ташкенте прошел роскошный международный кинофестиваль. Вот бы на кого нам равняться. А нам надо перестать заниматься самобичеванием.

Фото pexels.com

Достойная оценка

— У вас большой опыт фестивальной жизни. Если не брать в расчет Канны, как «Лiстапад» выглядел на фоне тех же «Киношока» в Анапе, «Кинотавра» в Сочи, «Бригантины» в Бердянске?

— Очень достойно. Когда он начинался и во главе находились Ростислав Янковский и команда Валентины Степановой, это было необыкновенно солидно. Не Московский международный кинофестиваль, конечно, но на «Кинотавр» вполне походил. Если не могли приехать сами зарубежные авторы фильмов, на церемонии закрытия за наградами и дипломами выходили послы — Германии, Финляндии, Польши, других европейских стран. Царила атмосфера взаимоуважения, потерянная сегодня.

— Наверное, и авторитет Ростислава Янковского как народного артиста ­СССР способствовал популярности фестиваля?

— И его авторитет, и время было такое — все хотели общаться. Связи были еще крепкими. Культура оставалась единственной сферой нашей жизни, где ничего тогда не делили…

Сохранить способность к диалогу

— Александр Васильевич, вы входите в Конституционную комиссию. В стране проделана огромная работа по совершенствованию Основного Закона. Почему важно предлагаемые поправки рассмотреть на референдуме?

— В этом нет ничего сверхъестественного и экстраординарного, советоваться с людьми, с народом в ключевых вопросах политики и общественного мироустройства — это вообще-то наша древняя славянская традиция. Для нас дух общинности, коллективное участие в процессе реформации общества — практика естественная и давно в сознании укорененная. Еще в древности все ключевые события решались на вече. Из многообразия мнений появлялось единственно верное решение. В деревнях все проблемы решались толокой: жители приходили на помощь друг другу в быту, в период сбора урожая, в горе и радости. Этот дух соборности, здорового коллективизма жив в нас и поныне, мы от него не отказались в угоду воинствующему индивидуализму, который сегодня процветает на Западе и, по сути, привел европейскую цивилизацию в нравственный и духовный тупик. Человеческое «я», человеческая самость, во все времена движимая эгоизмом, алчностью, материальными и меркантильными интересами, не должны главенствовать над интересами общества и государства, имеющими свою историю и свой духовный код, иначе мы получим общество манкуртов. Свою позицию каждый гражданин, каждый общественный деятель или политик могут донести сегодня через СМИ. Убеждайте, не соглашайтесь, находите сторонников, спорьте с оппонентами. Свое отношение к новой редакции Конституции Беларуси каждый гражданин сможет выразить на референдуме. Если обратиться даже к новейшей истории нашей страны, мы найдем в ней несколько примеров референдумов, коренным образом повлиявших на наше развитие в лучшую и продуктивную сторону. Голос каждого жителя Беларуси тогда был услышан. Услышат его и сегодня. Я за диалектику, развитие, движение вперед без излишней демагогии.

— Что, на ваш взгляд, было главным в работе Конституционной комиссии?

— Понимание того, что она не должна создавать новую Конституцию, а только сообразно требованиям времени внести соответствующие изменения и правки в уже существующий Основной Закон суверенной Республики Беларусь, с которым мы прожили более двух десятилетий и именно с ним, вообще-то, выстроили совсем неплохую страну. В комиссии работали политические деятели, юристы, экономисты, социологи, авторитет которых не вызывает никаких сомнений. Мои усилия были направлены на область культуры и искусства, сферу, которой я занимался всю свою профессиональную жизнь. Я искренне полагаю, что именно уровень культуры определяет степень цивилизованности любого государства. Культура пронизывает все сферы человеческой деятельности. Не случайно именно культурологические атаки сегодня сотрясают западный мир, разрушая христианство, этику, нравственность и те нормы морали, которые для нашей ментальности являются основополагающими. Наша культура должна чувствовать себя защищенной.

К сожалению, я вижу сегодня очень много агрессии в обществе и нежелания вступать в диалог, слушать. Мне хочется верить, что способность к диалогу нами еще не утрачена. Я вижу, как сейчас пытаются раскачать Россию, прилагают все немыслимые усилия, чтобы ее раздробить, чтобы она ослабла. Чтобы от Урала и дальше возникло несколько областей, которыми можно было бы управлять из Вашингтона. Раскачивают и нас. Меня эта ситуация очень волнует и заставляет беспокоиться. Христианство в Европе вдруг становится неугодным. Оно оголтело и беспардонно уничтожается. Папе Римскому вдруг предъявляются претензии, что он недостаточно толерантен к представителям ­ЛГБТ-сообщества и в чем-то их там упрекнул. Его высказывание сочли некорректным в рамках выстраиваемой современной европейской политики между людьми и государствами. Меня такая политика не устраивает.

БЛИЦОПРОС

— Любимый алкогольный напиток?

— Давно не пью. Когда-то была водка.

— Любимая актриса?

— Будет звучать странно, если назову кого-то, кроме Валерии Арлановой.

— Самое сильное кинематографическое или театральное впечатление юности?

— В 10 лет посмотрел фильм «Человек-амфибия» и буквально заболел им.

— Ваш любимый вид отдыха?

— Лучше всего мне отдыхается в лесу за сбором грибов.

— Любимое место в Минске?

— Парк Горького.

— Любимое место в Беларуси?

— Мирский замок.

В ТЕМУ

Владимир КАРАЧЕВСКИЙ, директор киностудии «Беларусьфильм»:

— Кинофестиваль — один из механизмов продвижения страны. Все это тесно сопряжено с развитием туризма, сферы услуг, медиаиндустрии. Поэтому я не ограничивал бы фестиваль только показом фильмов. Ведь как было раньше: критики и звезды приезжали, смотрели кино, общались и уезжали. В чем здесь польза для Беларуси?

Будет что посмотреть

Свое участие в 27-м Минском международном кинофестивале «Лiстапад» уже подтвердили все страны СНГ и Грузия. Впервые о своем желании принять участие в форуме заявили кинематографисты Иордании и Марокко. Получены 273 заявки из 54 стран. Секцию документального кино будет курировать известный режиссер, сценарист, продюсер, ведущий Белтелерадиокомпании Сергей Катьер. Программным директором «Лiстападзiка» стала заведующая отделом экранных искусств филиала «Институт искусствоведения, этнографии и фольклора имени Кондрата Крапивы» Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы НАН Беларуси, кандидат искусствоведения, доцент Антонина Карпилова.


Валентин ПЕПЕЛЯЕВ. Фото: Сергей МИЦЕВИЧ.
Все интервью