Трагедия и урок Скидельского восстания

27.08.2021
Трагедия и урок Скидельского восстания
Как-то прочел, что сентябрь в Польше – месяц наиболее энергичной патриотичной риторики. Именно в этот месяц на Россию изливается неуемное количество жгучей антипатии, граничащей с ненавистью. А все потому, что именно в сентябре 1939 года имел место Освободительный поход Красной Армии в Западную Украину и Западную Белоруссию. Эти земли тогда находились под властью панской Польши, получившей их в результате проигранной Россией советско-польской войны 1920 года. 

Каждый сентябрь в Польше проводят памятные мероприятия, приуроченные к дате утраты Варшавой «усходніх крэсаў», которые поляки считают исконно своими. Официальная Варшава, изображая Польшу в роли невинной жертвы, продолжает нагнетать русофобию и антироссийскость, совершенно не вспоминая о восстании местного населения против польских властей в белорусском городке Скиделе.

Об этом в свое время, работая в архивах республики, писал белорусский исследователь Леонид Матусевич.

Восстание началось 17 сентября 1939 года под руководством революционного комитета во главе с членами бывшей КПЗБ М. Литвина, Г. Шагуна, А. Мозолевского и др.

«…Когда 17 сентября в деревнях услышали по радио весть об освободительном походе Красной Армии в Западную Белоруссию, бывшие члены КПЗБ, комсомольцы, революционный крестьянский актив направились в Скидель. Пришел в Скидель в этот день и я. На квартире у Моисея Лайта встретились подпольщики Борис Олех, Михаил Литвин и другие. Решили подготовить флаги, организовать народ, чтобы торжественно встретить Красную Армию. С улицы донесся крик: «Бьют полицию!» Мы выбежали из квартиры и направились на площадь. Там, оказывается, Иосиф Лапицкий и Михаил Сорока отобрали карабин у полицейского Лося. Кто-то бросил клич: «Разоружить полицию!» На площади быстро увеличилась и шумела толпа. Сюда же из Головичей во главе с бывшим членом КПЗБ Михаилом Пиком прибыло около 20 вооруженных крестьян», — вспоминал в 1957 году активный участник восстания Георгий Шагун.

Повстанцы захватили в Скиделе отделение полиции, магистрат, электростанцию, почту, имение князя Четвертинского, разоружили польскую военную часть и полицию в соседней деревне Сикорица, взяли под контроль железнодорожную станцию, мост через Котру, захватили власть в Лунне, Лауне, в других деревнях. При этом разоруженных полицейских, охрану и польских солдат белорусы отпустили домой.

Когда была остановлена очередная машина, набитая польскими военнослужащими, оттуда на требование сложить оружие раздались выстрелы. Так среди повстанцев появились первые жертвы.

18 сентября на подавление восстания польские власти бросили большие силы. Из Мостов был отправлен эшелон солдат и полиции, но повстанцы успели разобрать рельсы в окрестностях Скиделя и вынудить военных сдаться. Также прибывающие из Озер грузовики с польскими солдатами попали в засаду. Таким образом, первая попытка властей стремительно подавить восстание провалилась.

Как указывает белорусский историк Николай Малишевский, в маленьком городке «началась кровавая мясорубка, бессмысленная, ибо никакие репрессии не могли воскресить Речь Посполитую». 

Через время на помощь польской роте примчался еще эскадрон уланов. Заслоны восставших были просто раздавлены превосходящими силами поляков. 

19 сентября из Гродно в Скидель был направлен эскадрон польских уланов при поддержке пехоты. При поддержке местного польского актива город был взят. Солдаты беспорядочно метали гранаты и практически полностью сожгли жилые дома в центре города.

Как указывает белорусский историк Николай Малишевский: «Началась кровавая мясорубка, бессмысленная, ибо никакие репрессии не могли воскресить Речь Посполитую». 

«Во время подавления восстания карателями были зверски убиты 29 партизан, причем сам факт убийства сопровождался безпримерными издевательствами, в частности: партизанам выкалывали глаза, вскрывали жилы, вырывали языки, ломали конечности, рубили на мелкие части, так, например, был зверски замучен один из руководителей восстания комсомолец Почимок Лазар и др. При зверской расправе с партизаном Коток (вырвали язык, выкололи глаза и рубили по частям) каратели под угрозой смерти заставили жену последнего быть очевидцем этой расправы. Около 200 человек было положено карателями лицом вниз на землю, причем лежавших заставляли ее целовать заявляя: «Целуйте жиды, коммунисты польскую землю она никогда не будет вашей». Били оружием по голове и топтали ногами. Дома в которых проживали восставшие каратели обливали керосином и поджигали, так-же бросая в направлении окон и дверей гранаты», — сообщал об итогах предварительного расследования 14 июня 1940 года первому секретарю ЦК КП(б)Б Пантелеймону Пономоренко заместитель прокурора БССР Гинцбург.

Как далее повествует Николай Малишевский: «На этом трагедия маленького городка не закончилась. Ближе к вечеру из тех двухсот человек, которые пролежали весь день у православного храма, отобрали 70 человек — «наиболее активных повстанцев» и погнали на расстрел… Когда первую пятерку истерзанных людей выхватили из толпы обреченных и поставили для расстрела, из-за лесочка показалась танкетка с красной звездой на борту. Это на выручку повстанцам в Скидель спешил летучий отряд во главе с капитаном Чернявским — два броневика и два танка. Они были нагружены оружием. Капитан Чернявский вооружил этим оружием крестьян из окрестных деревень. С их помощью Скидель был полностью очищен от польских карателей 20 сентября 1939 года». 

Вспоминают ли сегодня в соседней Польше о зверствах своих соплеменников в Скиделе в 1939 году? Наверное, вряд ли. Ведь следуя логике действий и риторике современных польских политиков, если кто-то в чем-то и виноват, то только не поляки. Русские, в первую очередь. А в данном случае, наверное, погибшие растерзанные белорусы, которые осмелились поднять восстание против польских властей.

Новости о Скидельском восстании быстро распространялись по окрестностям, что привело к панике среди польской администрации и жандармерии, которая массово покидала свои посты, опасаясь расправы. Кроме того, к Скиделю были стянуты наиболее боеспособные части польской армии, что способствовало занятию частями РККА подходов к Гродно уже к вечеру 19 сентября 1939 года.

15 активных участников подавления Скидельского восстания были арестованы НКВД и казнены в октябре 1939 года.

Выжившие повстанцы приняли участие в установлении Советской власти в Западной Беларуси и Великой Отечественной войне.

В межвоенной Польше власти проводили политику направленную на уничтожение православия: более ста храмов было разрушено, около 500 захвачено и передано католикам, убивались и подвергались репрессиям православные священники и миряне.

Проводилось перемещение этнических поляков католиков на православные земли — осадничество. Переселенцам из числа отставных польских военных (осадников) выделялись огромные земельные наделы. Белорусы оказались лишенными земли и каких-либо перспектив.

Им был отрезан доступ к образованию, уровень грамотности на землях Западной Белоруссии был чрезвычайно низким. Не развивалась промышленность и белорусская культура. У белорусского населения не было в Польше никаких перспектив. Им была уготована только ассимиляция, но даже приняв католичество и выучив польский язык, белорусы оставались в Польше людьми второго сорта.

Вот почему в  Западной Беларуси происходили стихийные восстания местного населения против польской администрации и «осадников». Так, польскую власть в Лунно еще до прихода Красной Армии свергли Иван Самойлович Сенкевич, Евгений Иванович Глод, Владимир Ильич Касила, Николай Карпович Казак, Сергей Александрович Карпович, Аввакум Емельянович Борисевич, Викентий Степанович Микула. Федор Семеняк сформировал в Лунно из местной молодежи отряд, который захватил мост через Неман и удерживал его в течение четырёх дней до прихода частей Красной Армии.

Вечером 17 сентября коммунисты Федор Гуник и Иван Точко в деревнях Здитово и Подосье организовали боевую группу односельчан и приступили к разоружению полицейских и осадников. Подобные группы были созданы в деревнях Малеч, Блудень, Огородники, Пески и др. Группа, руководимая бывшим секретарем Березовского подпольного райкома КПЗБ В.Г.Ясинским, совершила дерзкий налет на польский санитарный батальон и разоружила его, захватив 157 винтовок и большое количество патронов. Коммунист С.А.Трутько с группой, в которую вошли узники, бежавшие из польского концлагеря Береза-Картузская, в районе деревни Старые Пески разоружили восемь польских кавалеристов и организовали охрану брошенных бежавшими хозяевами Песковского спиртзавода и хранилищ готовой продукции

Жители деревни Вертелишки 18 сентября, разоружив полицию и осадников, организовали временный комитет, который выступил с обращением к народу. «Свергнуты оковы неволи, — говорилось в нем, — засияло солнце над нашим краем… Настал час быть нам хозяевами в своём доме, взять власть в свои руки».

В фабричном поселке Мосты был организован комитет по установлению Советской власти во главе с Г.М.Цецькой и П.И.Валковичем. Комитет из 25 человек организовал добровольный вооруженный отряд, в задачу которого входила охрана железнодорожного моста через Неман. Бойцы отряда разоружили польских солдат и осадников. В деревне Вострава еще до прихода Красной Армии была установлена Советская власть. Услышав далёкие пушечные выстрелы, бывшие члены КПЗБ и Коммунистического Союза Молодёжи Западной Белоруссии разоружили полицейский участок, захватили почту и телеграф, вывесили красный флаг.

На Зельвянщине успешно действовал вооруженный крестьянский отряд численностью около 100 человек во главе с коммунистом Мазиным. Партизаны неоднократно вступали в бой с регулярными частями польской армии под Деречином, разоружили польских жандармов, полицейских и взяли под свой контроль дорогу Деречин — Зельва. Через несколько дней отряд соединился с частями Красной Армии.

В нескольких случаях жители деревень принимали решение совместно двигаться к ближайшему городу и свергать там польскую власть. Так, 18 сентября крестьяне деревни Ивашковичи решили идти к Зельве и колонной, с пением революционных песен, направилась в город. Но вскоре выяснилось, что свергать некого – поляки бросили город сами. Такая же история приключилась с жителями деревень Петревичи, Павловичи, Цыганочка и Зеньковцы, входивших в состав Междурецкой гмины, – они решили пойти в Междуречье, однако опоздали — ни полиции, ни польских чиновников там уже не было. Тогда восставшие решили идти в Зельву, навстречу Красной Армии. Движением колонны руководил крестьянин из деревни Клепачи, бывший член КПЗБ Касьян Ракевич. На пересечении с Ружанской улицей они встретились с поляками. Крестьяне смело вступили с ними в бой, и вскоре часть поляков… просто перешла на сторону повстанцев.

Восстание в Скиделе и иных местах Западной Беларуси – лучший свидетель того, как именно относились простые люди к той Речи Посполитой, которая в 1920-м прибрала к рукам земли от Барановичей до Бреста. Если бы жители Скиделя и других местечек и деревень, названных выше, воспринимали польскую власть как свою, достойную уважения и любви, как свою, ничто не заставила бы их взять в руки оружие еще до подхода Красной Армии.

Иван ГАРИСТ.

Справочно:Сейчас Скидель – 10-тысячный городок в Гродненской области Беларуси, расположенный в 25 километрах к востоку от Гродно. А в сентябре 1939-го это был 7-тысячный город, принадлежавший Польше и населенный, как и вся тогдашняя Западная Беларусь, разнообразным людом – главным образом евреями, затем по численности шли белорусы, поляки и русские.

Смотреть все