Деревня Матрунки: неизвестные страницы "села в Мозырском уезде Минской губернии"

22.10.2021
Деревня Матрунки: неизвестные страницы "села в Мозырском уезде Минской губернии"
Сегодня небольшая (104 жителя на начало 2021 года) деревня оставила свой след в истории Беларуси.

Страницы истории

Деревня Матрунки расположена в шаговой доступности от Мозыря, почти у стен ОАО «Мозырьсоль», вот только сользавод находится в Козенском сельсовете, а Матрунки – уже в Криничном.

По одним данным, эта деревня «известна с начала XIX века как село в Мозырском уезде Минской губернии», а в документе «Деревни Мозырского повета по инвентарю 1789 г.» на польском, но вполне понятном, можно прочитать: «Mozyr: futor (хутор – прим. авт.) Butawki, f. Matrunki, f. Bronki, f. Bobry, f. Cielepuny, f. Kozienkie…» Всезнающая Википедия добавляет: «В 1885 году открыта церковно-приходская школа, которая размещалась в наемном крестьянском доме. В 1930 году организован колхоз «Коминтерн», работала кузница. Действовала начальная школа (в 1935 году – 73 ученика). Работала 9-летняя школа…» Добавим, что наивысший пик развития был достигнут в 1897 и 1959 годах, когда здесь жили, согласно переписи, 439 и 465 жителей соответственно.

Изучив похозяйственную книгу за 1944–1946 годы, посвященную деревне Матрунки, узнаем, что здесь жили белорусы, которых, помимо привычных для слуха имен, звали Хадосья, Параска, Исак, Наум, Евхимья, Тэкля, Лукерья, Дуня, Вара, Савва, Устина, Матруна, Августа, Герасим, Зновля, Маланья, Федосия, Адарья (здесь и в дальнейшем орфография документа сохранена. – Прим. авт.). Основные фамилии, по которым сегодняшние мозыряне могут примерно вычислить свои корни, – Кунгер, Артюшенко, Тарун, Завалей, Мовкало, Процко, Булавка. Люди трудились в колхозе имени Коминтерна, среди матрунковцев были также рабочие и – представьте себе – единоличники. А Евва Ерош, 1923 г. р., работала в госбанке. Были еще живы Настася Кунгер, 1853 г. р. и Параска Кунгер, 1868 г. р.

Кроме традиционной коровы, в хозяйствах держали поросят и овец, некоторые семьи – коней. Впрочем, были дворы без всякой живности – все-таки только что закончилась война… На своих участках сеяли пшеницу, ячмень, бульбу, просо, коноплю – несомненно, как техническую культуру. А также – на заметку географам и климатологам – на юге Беларуси выращивали лен, уважительно именуемый северным шелком.

Эхо прошедшей войны

Наше заочное знакомство с Матрунками состоялось в июле 2015 года, когда Павел Константинович Киринский, в те годы машинист автомобильного крана ОАО «Полесьестрой», рассказал, как с товарищем по имени Ваня Сузько участвовал в подрыве железной дороги в районе Матрунковского моста (сейчас его уже нет). К сожалению, подтверждений из каких-либо официальных источников этого события нет, как не осталось и свидетелей – словом, очередной неизвестный эпизод прошедшей войны.

Когда Генпрокуратура Республики Беларусь возбудила уголовное дело по факту геноцида населения Беларуси в годы Великой Отечественной войны, то общественность, которую принято называть «прогрессивной», восприняла это событие скептически: мол, сколько можно ворошить прошлое… Но вот вам факт: мы насчитали 29 человек, напротив фамилий которых стоит отметка «1942, Герм.» – то есть были угнаны в Германию.

Примечательная деталь: самые старшие – Настя Булавка, 1921 г. р., и Анна Завалей, 1920 г. р., самые младшие – Лукьян Потэр, 1927 г. р., Евдакит Шумак, Иван Кунгер, Марфа Завалей, Петро Артюшенко (все – 1926 г. р.).

То есть вывезли не квалифицированных работников, что еще можно было бы понять логически, а примерно сегодняшних школьников и студентов от 15 до 22 лет. Мы, конечно, не эксперты, чтобы давать свои оценки, но как-то все это похоже на сознательный подрыв генофонда белорусской нации. Особенно если вспомнить трагическую статистику: в СССР из 100 парней 1923 года рождения выжили только трое…

Поэтому не удивляют примечания, что Федос Б., 1884 г. р., «ушел с немцами, староста», Михаил К., 1901 г. р., «в 1944 г. взят НКВД», Петро П., 1909 г. р., «в 1944 г. забрат НКВД», Филип Б., 1914 г. р., – «в 1944 г. взят орг. НКГБ». Похоже, тот самый случай, про который принято говорить, что у нас зря не сажают.

1 декабря 1945 года домой из Германии вернулись Мария Артюшенко (1925 г. р.), Парасковья Завалей (1923 г. р.), Мария Мавкало (1924 г. р.), Мария Кунгер (1923 г. р.). Хочется верить, что и все остальные парни и девчата снова увидели родные Матрунки.

Похоже, годы оккупации создали у матрунковцев, ушедших на фронт сразу после освобождения Мозыря, запредельную мотивацию бить врага. Александр Кунгер, 1922 г. р., уже в ноябре 1944 года был награжден орденом Красной Звезды: в числе первых форсировал Вислу, будучи в то время пулеметчиком, уничтожил до 30 гитлеровцев, показал себя бесстрашным воином, а за бои по прорыву обороны противника на западном берегу Одера в апреле 1945 был награжден орденом Славы III степени.

Рядовой Михаил Кебец, 1907 г. р., освобождал Варшаву. В бою 14 января 1945 года, когда выбыл из строя командир отделения, принял на себя командование и, форсировав реку Висла, захватил выгодный рубеж, обеспечив переправу всей роте, подавляя вражеский огонь. Был ранен, но поле боя не покинул, пока не потерял сознание. За этот подвиг награжден орденом Славы III степени.

Федор Тарун, 1912 г. р., в боях за город Брест заслужил медаль «За отвагу». В ноябре 1944 года отличился при отражении контратаки противника в районе Эзергалы (Латвийская ССР), лично уничтожив 15 солдат врага из своего пулемета. Награжден орденом Славы III степени.

Не отставали и другие земляки, призванные в РККА ранее. Старший лейтенант Петр Артюшенко, 1921 г. р., в армии с 1940 года, в боях в Орловской области в августе 1943 года был корректировщиком огня – смертельно опасная работа! За этот подвиг удостоен ордена Красной Звезды. Затем в октябре отличился при форсировании Днепра в Черниговской области – награжден орденом Отечественной войны II степени, также геройски проявил себя при форсировании реки Одер – орден Красной Звезды. Дмитрий Артюшенко, 1915 г. р., награжден орденом Красной Звезды за активное участие в боях с немецкими захватчиками на Ленинградском фронте. В 1943 году получил тяжелое ранение, правая рука почти не двигалась. Вернулся в родной колхоз «Коминтерн».

В качестве исторической справки отметим, что 10 августа 1941 года вышло постановление № ГКО – 452сс, согласно которому началась вторая мобилизация, затронувшая ресурс военнообязанных 1894–1905 г. р., в частности, предлагалось «Военнообязанных 1894–1895 годов рождения направить на оборонительные работы». Но в Матрунках взяли оружие и встали в армейский строй Емельян Бобр, 1893 г. р., Степан Потэр, 1892 г. р., а Василь Кунгер, 1892 г. р., вообще прошел всю войну. Филипп Завалей, 1895 г. р., награжден медалью «За отвагу», как и пришедший с войны инвалидом Наум Лобанов, 1894 г. р., отличившийся в боях на Карельском перешейке в 1944 году.

Есть и другие интересные истории

«Красноармеец Анисим Тарун, 1915 г. р., в бою в Гродненской области 2 июля 1941 года был тяжело ранен и попал в плен. В мае 1945 года освобожден американскими войсками и «прошел спецпроверку». С декабря 1945 года работает в колхозе им. Дзержинского. Будучи в плену, ничем себя не дискредитировал. За проявленное мужество в боях за Советскую Родину и полученное тяжелое ранение достоин награждения медалью «За отвагу»…» Другой уроженец Матрунок – Андрей Антонович, 1912 г. р., – в августе 1941 был легко ранен и попал в плен под городом Тарту Эстонской ССР.

В плену находился в Германии, в мае 1945 года освобожден французскими войсками, «прошел спецпроверку». Будучи в плену, ничем себя не дискредитировал. С 1945 по 1956 год работал заведующим и учителем Романовской семилетней школы, и с августа 1956 года – заведующим и учителем Казимировской начальной школы. За проявленное мужество в боях за Советскую Родину и полученное легкое ранение достоин награждения медалью «За боевые заслуги»…» Во-первых, обошлось без «ужасов ГУЛАГа», вроде как положенных для советских военнопленных. Во-вторых, оба награждения состоялись в 1957 году – после ХХ съезда КПСС, посвященному разоблачению культа личности Сталина. Родина старалась вернуть честные имена всем своим гражданам: и маршалам, и рядовым.

Не пришел с войны Михаил Процко, 1908 г. р.: был пулеметчиком, освобождал Брест, награжден медалью «За боевые заслуги». Пал смертью храбрых сержант Александр Тарун, 1909 г. р.: при налете вражеской авиации был тяжело ранен, но остался в строю, и орудие продолжало вести огонь, удостоен медали «За отвагу». И еще 56 матрунковцев… Вечная память героям…

«А без меня народ неполный», – говорил герой Андрея Платонова. Так и без жителей деревни Матрунки Победа неполная.

Сегодня

Из окон деревенских домов можно видеть поля, леса, соседнюю Творичевку, сользавод, новые кварталы Мозыря… За полвека население уменьшилось почти в пять раз, но снесенных или заброшенных домов мы не видели. Как нам пояснили, просто раньше семьи были многодетные, а потом дети, окончив школу, уехали в город – там уже начинались большие стройки.

Сегодня многие возвращаются в дома умерших родителей и удивляются: как они могли столько лет жить в городе?! Дома не пустуют, но о возрождении деревни говорить преждевременно: не похоже, что вновь держат коров, свиней, овец, коней, максимум – куры. Скорее, можно сказать о решении жилищных проблем: есть несколько свежих фундаментов, и за последние 17 лет население выросло на 25 человек – на треть. Неожиданный плюс, которым с нами поделились: «Не надо искать место, где машину припарковать». Примечательный штрих: приехало такси, чтобы отвезти пенсионерку в город, – наконец-то дожили до возможности ездить в булочную на такси. Местный магазин уже закрыт на зимний период, но трижды в неделю приезжает автолавка.

Пройдя по главной магистрали деревни, коттеджной застройки не обнаружили, но все дома ухоженные, даже в старых стоят стеклопакеты. По улицам никто праздно не шатается: много работы на огороде, и в выходные нет запаха шашлыков, привычного для других частей Мозыря. Матрунки еще по-своему озерный край, есть свой безымянный водоем при въезде из города: местные рассказывают, что он образуется благодаря весенним разливам. Рыбы, возможно, нет, но помечтать, сидя на берегу, – это всегда пожалуйста. Есть и своя особая достопримечательность: на местном кладбище установлены оригинальные надгробия ХIХ века – уже ради этого стоит сюда прийти. Естественно, соблюдая приличия.


А еще Матрунки могут смело претендовать на то, чтобы именоваться еще одной станцией Мозыря, – вплотную к деревне подходят железнодорожные пути с винтажными стрелками. Такую в фильме «Адъютант его Превосходительства» перевел наш разведчик Павел Кольцов: вражеские танки пошли под откос – и наши победили! В поле вклинивается железнодорожный улавливающий тупик – так и просится название для него «Платформа номер 9 3⁄4».

«Деревенька моя…»

Даже беглое знакомство с мозырскими деревнями заставляет по-хорошему удивляться: каждая – как отдельное государство, со своим норовом. До Пеньков – 4 километра по прямой, и там чуть ли не в каждом огороде выращивали махорку, а еще жили около двадцати польских и две чешские семьи. В общем, нам будет приятно, если наш читатель подскажет новые интересные факты о Мозырском крае.


Дмитрий КУЛИК. Фото автора.

Смотреть все