Без срока давности. История вторая

25.11.2021
Без срока давности. История вторая
Мы продолжаем рассказывать, опираясь на исторические документы и воспоминания очевидцев, их потомков, о фактах насилия в отношении мирного населения со стороны нацистов и их пособников. Следующая страница нашего проекта о трагических событиях времен оккупации Уваровичского района.

Более двух лет фашистского гнета оставили после себя страшный след: полностью были уничтожены промышленность, имущество 52 колхозов района, 38 школ, 20 изб-читален, лечебные и детские учреждения, 530 общественных построек, 1545 домов, стерты с лица земли деревни Голеевка, Алексеевка, Задоровка, Заселье, Кленовица, Решетники, насильно угнаны в немецкое рабство 806 человек, истреблены 663 мирных жителя.

В самих Уваровичах улицы Новая, Крестьянская, Набережная были полностью сожжены. Только на Набережной до войны были еврейская школа, суд, синагога. Сколько местных жителей ушло с насиженных мест – никому не известно. А ведь до войны только в Уваровичах было шесть тысяч населения (половина из них – еврейской национальности).

Из более полутысячного истребленного мирного населения большая часть погибла при массовых расстрелах. Расстреливали еврейское население четырежды: два раза в ноябре, в декабре, два последних – в январе. Первое место расстрела – недалеко от крайнего дома по дороге на Гусевицу. Местные жители обозначили его кирпичами. Евреи, вернувшиеся после войны, осенью 1949 года установили здесь серый маленький памятник, а в 1950-м – уже памятник побольше. Позднее останки были перезахоронены частично в Гомеле, частично – в братской могиле на гражданском кладбище Уварович (из интервью жительницы г.п. Уваровичи краеведа Л.М. Родовой проекту «Голоса еврейских местечек» /http://shtetle.com/shtetls_gom/uvarovichi/uvarovichi.html/).

Сегодня на гражданском кладбище Уварович на месте захоронения мирных жителей установлен мраморный обелиск на постаменте с надписью «Здесь похоронено 247 мирных граждан, расстрелянных немецко-фашистскими захватчиками в ноябре 1941 г.». В братской могиле всего захоронено 247 человек: имена 48 увековечены, 199 захороненных остаются неизвестными до сих пор. Хотя, по воспоминаниям очевидцев, расстрелянных было намного больше – порядка 700-800 человек.

Из «Акта о преступлениях немецко-фашистских захватчиков на территории бывшего Уваровичского района» от 12 декабря1944 года:

«…18 ноября 1941 года немцы согнали все еврейское население м. Уваровичи (мужчин, женщин, детей) к колхозному амбару, где их поставили на колени. Здесь все обреченные на смерть люди раздевались и отводились к силосной яме группами по 5 человек. Людям приказывали ложиться в силосную яму лицом вниз, после чего расстреливали. Всего в этот день было расстреляно 247 ни в чем не повинных советских граждан» (Памяць: Гіст.-дакум. хроніка Буда-Кашалёўскага раёна. Кн. 1-ая – Мн.: БЕЛТА, 2001. – 448 с.: іл.; с. 281).

А эти сведения уже из Акта о раскопках от 7 февраля 1944 года: «При осмотре извлеченных тел установлено, что их гибель наступила от пулевых ранений. Детей не расстреливали, а зарывали живыми. Из 86 тел оказалось 17 стариков, 9 пожилых женщин, 20 женщин среднего возраста, 18 подростков мужского пола, 8 – женского, 19 детей, в том числе 7 – грудничков…»

Вот что вспоминает один из жителей Уварович. В 1941-м ему было 10 лет: «Первая улица налево из Гомеля: здесь жили евреи. По Советской улице дальше также жили евреи. И вот в один из дней фашисты ходили по домам и выгоняли евреев, чтобы шли в центр Уварович, на площадь. В этом и полицаи участвовали. Жителей собрали в широкую колонну, под прицелами автоматов довели до поворота: Колхозный переулок, повернули, пересекли улицу Козлова и пошли дальше, на окраину бригады, где располагались конюшни. Левее, напротив, размещались силосные ямы. Жителей ставили на краю ямы и расстреливали, били прикладами в спину и скидывали вниз. Одна из молодых женщин хотела спасти своего ребенка: толкнула в картошку, малыш побежал и упал. Но немец заметил и штыком, как собаку, поднял. Когда мы убегали оттуда, запомнили взмахи плеток. Расстреляли всех, а эта могила, силосная яма, «дышала» суток трое, ведь многие были еще живы».

Из воспоминаний еще одного свидетеля событий: «Мой дед жил в Уваровичах на улице Пенчинской (потом – Красноармейской, а ныне улица Козлова, 52 на перекрестке с переулком Трудовым). Сейчас этого дома уже нет. Когда началась война, я хорошо помню. Особенно холодный день 1941 года: числа не помню, но был ноябрь. Сказали всем закрыть ставни и не выходить из дома, но мы подсматривали в щелки. По улице шла очень большая колонна людей: старики, дети, женщины с младенцами на руках. Ехали и на телегах человек по 20, поддерживали друг друга. На одеждах были нашиты шестиконечные звезды. На домах, где жили евреи, тоже были такие звезды. Многих я знал, потому что со мной в детский сад ходили. Были и из Польши, которые сбежали от погромов. Со мной в школе тоже учились евреи. В толпе все шли и плакали, а полицейские кричали и угрожали, что их порвут собаки. Толпа была по 6-8 человек в ряд и еще на руках несли. Мы со старшей сестрой видели, что их было очень много. Двигались они со стороны старой больницы. Дальше мы не видели, но друзья рассказывали, что на улице Пионерской к идущим присоединялись люди с других улиц. Их было очень много. А потом дед говорил, что ему рассказывал складской сторож о том, как на поле между Уваровичами и Гусевицей возле силосных ям расстреливали евреев. Вели их как скот на убой. Ближе к ямам их было по 8 человек с детьми на руках. Немощные старики, женщины, дети. Их гнали полицаи с бело-красными повязками на рукавах и немцы с собаками. У всех были автоматы и винтовки. На некоторых винтовках – штыки. Вокруг силосной ямы скопилось человек 700-800. У одной из матерей из рук вырвали младенца, подбросили в воздух и выстрелили в него. Толпа закричала, но фашисты их быстро успокоили прицельными выстрелами. Потом людей стали выстраивать в шеренги и стрелять в них. Большинство падали ранеными, пытались выбраться, но их прикладами, а кого выстрелами, возвращали обратно в яму. Трое суток после расстрела земля «стонала и шевелилась», но полицаи никого туда не пускали. Потом все успокоилось, и немцы, убедившись, что земля уже не шевелится, дали полицаям команду уходить».

В дни оккупации на фоне массовых зверств мирные жители ежедневно подвергались опасности, нередко погибали. Вот только один факт из многих, о котором вспоминала одна из жительниц Уварович позднее. Она жила здесь в 1941 году, когда пришли немцы, и на свой страх и риск прятала у себя в подвале детского врача и медсестру. Они были еврейками. Немцы ворвались к ней во двор (скорее всего, по доносу), нашли этих девушек и расстреляли. Хозяйку ждала та же учесть, но ее спасло то, что она носила под сердцем ребенка.

И еще несколько строк из воспоминаний: «Расстрелы были и потом, но чуть в другом месте (возле березок огорода Волчковой и между огородами и силосными ямами), но тогда людей уже было меньше. Самый первый – расстрел полячки с 5 детьми на месте нынешнего Дома быта. Много страшного было в Уваровичах: и пожары, и убийства. Не дай бог, чтобы это повторилось вновь».


Наталья ЛОГУНОВА.

Смотреть все